Пробуем Дяньхун Маофэн

Про­бу­ем чаи вме­сте.

Дянь Хун Ма­о­ф­эн, или эта­ло­ну не нуж­ны кра­соч­ные эпи­те­ты.

Соб­ствен­но, вкус это­го чая наи­бо­лее бли­зок ев­ро­пей­цу, зна­ком ему с дет­ства, так как у нас, ры­жих вар­ва­ров, он на­зы­ва­ет­ся «чёр­ным» или про­сто «ча­ем».

Но, как это ча­сто бы­ва­ет с ки­тай­ским ча­ем, вкус у не­го на по­ря­док бо­га­че, чем у то­го, к ко­то­ро­му при­вык­ли ла­о­ваи и в ко­то­рый не­вы­но­си­мо ван­даль­ски бу­ха­ют свою бе­лую отра­ву и да­же тот во­ню­чий крас­ный са­мо­гон, ко­то­рый дол­жен со­от­вет­ство­вать эр­го­тоу в до­ме при­лич­но­го че­ло­ве­ка.

Итак, сна­ча­ла, как все­гда, не­мно­го язы­ко­зна­ния, так как ров­но в ка­кой ме­ре ки­тай­цы по­э­тич­ны, в той же они праг­ма­тич­ны, и по­это­му на­зва­ния у чая весь­ма го­во­ря­щие.

Дян Хун — озна­ча­ет Юн­нань­ский Крас­ный, — да, имен­но так, не­вы­но­си­мо до­ро­гая про­сто­та, очень по­хо­же на имя ка­ко­го-ни­будь зна­ме­ни­то­го ари­сто­кра­та, кра­соч­ные сло­ва тут не нуж­ны: про­сто Ген­рих Ло­тар­гин­ский, осталь­ное зна­ет каж­дый пор­то­вый ни­щий.

Ма­о­ф­эн — или Вор­си­стые Пи­ки, да­ют нам по­ни­ма­ние то­го, что для чая со­би­ра­лись поч­ки и тип­сы, то есть это чай весь­ма вы­со­ко­го ка­че­ства, кро­ме то­го, по­ня­тие «ма­о­ф­эн» под­ра­зу­ме­ва­ет то, что все ста­дии тех­но­ло­ги­че­ской об­ра­бот­ки — от сбо­ра до про­жар­ки — чай про­хо­дит за од­ни сут­ки. То есть, это ещё и очень све­жий и лёг­кий чай, со­би­ра­е­мый с круп­но­ли­сто­вых чай­ных де­ре­вьев, рас­ту­щих на пло­до­род­ных, бо­га­тых поч­вах во влаж­ном и тёп­лом кли­ма­те, на вы­со­те 1000 мет­ров над уров­нем мо­ря, око­ло гор­ных рек Ла­нь­цан и Нуц­зян.

Так и есть: да­же в су­хом ви­де этот ча­ёк очень лёг­кий, пу­ши­стый, и не­обыч­но свет­лый, зо­ло­ти­стый. Сы­рье очень ров­ное, ли­стья круп­ные, це­лые, ло­ма прак­ти­че­ски нет, по раз­ва­ру в гай­ва­ни это очень хо­ро­шо вид­но — аб­со­лют­но це­лые ак­ку­рат­ные поч­ки и ли­сти­ки. Аро­мат су­хо­го ли­ста — мё­до­вая глу­би­на и не­мно­го ржа­ной кор­ки.

Не­смот­ря на та­кую лёг­кость, чаи из Юн­на­ни, в си­лу кли­ма­та, очень креп­кие, по­жа­луй, са­мые силь­ные чаи из всех, с са­мым боль­шим со­дер­жа­ни­ем как ал­ка­ло­и­дов, так и по­ли­фе­ноль­ных со­еди­не­ний.

Пер­вое, чем по­ра­жа­ет это чай — очень силь­ный за­пах гре­чич­но­го мё­да, под­ни­ма­ю­щий­ся из от­кры­той гай­ва­ни.

По­жа­луй, этот аро­мат яв­ля­ет­ся в чае до­ми­ни­ру­ю­щим, осталь­ное — хлеб­ная кор­ка, да­лё­кие тра­вы, ва­ниль, и се­вер­ные осен­ние яго­ды иг­ра­ют роль ак­ком­па­ни­мен­та; впро­чем, хлеб­ные нот­ки, осо­бен­но ощу­ти­мые в по­сле­вку­сии, бе­рут вре­мя от вре­ме­ни за­мет­ный ре­ванш.

И та­ки да — для ори­ги­наль­но­го крас­но­го чая — это эта­лон вку­са, тут нет за­мет­но­го люф­та в сто­ро­ну цве­точ­ной улу­но­во­сти, и нет силь­но­го коп­че­ния, ха­рак­тер­но­го для сяочжу­нов.

Это со­лид­ный, бла­го­род­ный, сдер­жан­ный, но в то же вре­мя очень глу­бо­кий чай. Да, он не­обыч­но для хун ча — крас­ных ча­ёв — устой­чив к про­ли­ву, вы­дер­жи­ва­ет до 7 за­ва­рок. Это очень род­ной вкус для лю­бо­го се­ве­ря­ни­на, но в то же вре­мя, он го­раз­до глуб­же, кра­соч­ней и ши­ре, чем у ана­ло­гов из Ин­дии, это вкус дет­ства, вкус Рож­де­ства, теп­ло шер­стя­но­го сви­те­ра с оле­ня­ми — но и нечто боль­ше.

Как и все чаи — это по­лу­от­кры­тая дверь в иные ми­ры. Вам толь­ко на­до толк­нуть руч­ку и…